Гай Хейли «Коракс: Повелитель теней», перевод первой главы

Традиционо начинаю очередной пересказ-перевод свежей книги из серии «Ересь Хоруса: Примархи». На этот раз ею стала недавно вышедшая повесть «Коракс: Повелитель теней» (Corax: Lord of Shadows ) о примархе Гвардии Ворона от Гая Хейли. Под катом полный перевод (возможно, вы уже встречали в сети его часть) первой главы.

Я дал обещание, что последнее, что ты увидишь, будет моё лицо. Пришло время его исполнить. И да настигнет каждого деспота смерть от моей руки.

ГЛАВА I

СТРАТЕГ

Коракс: Повелитель теней

     Робаут Жиллиман приближался к месту, где прятался его брат. Он его не видел, но это ему и не требовалось. Из-за братского присутствия у него на затылке шевелились волосы – то было ощущение жертвы, которую вот вот должен настигнуть смертельный укус хищника. Жиллиман держался настороже. Он уже одержал победу, но, тем не менее, всё ещё мог потерпеть поражение.
     В полумраке руин большого концертного зала тени были повсюду. Его брат был Повелителем Теней. Это было его царство, его владения.
     Осторожно ступая среди валяющихся на полу и истекающих жизненными соками безжизненных тел, он воздел Арбитратор и навёл его на верхушку разрушенной колонны. Его брат имел привычку атаковать сверху. Тьма и высота – так он устраивал свои засады. Но там никого не было, и примарх осторожно двинулся дальше.
     — Твои армии рассеяны, — громогласно пророкотал Жиллиман. — Миры захвачены. Твой последний оплот предан огню. Сдаешься ли ты, брат?
     Легчайшее движение воздуха известило Жиллимана об атаке. Его брат выскочил из тёмной дыры в потолочном перекрытии. Чёрная пустота обрела человеческие очертания и ринулась к нему. Жиллиман обернулся и отпрянул назад, в последний момент избежав нацеленного в шлем удара беспощадных когтей.
     — Какой идеальный обезглавливающий удар, — восхищённо выдохнул Жиллиман. — Я едва смог от него увернуться!
     Его брат перекатился и поднялся на ноги. В отличии от Жиллимана, вместо силового доспеха он был с ног до головы закутан в угольно-чёрное одеяние, а его лицо было вымазано пеплом его империи. Единственной защитой ему служила небольшая нагрудная пластина из керамита, в остальном же он полагался на скрытность и хитрость. Эта стратегия почти сработала.
     Вот только когда речь идёт о военной победе, “почти” не считается.
     Брат Жиллимана снова ринулся в атаку. Когти, прикреплённые к тыльным сторонам обеих рук, были окутаны потрескивающими разрядами расщепляющей энергии. Даже несмотря на то, что он полностью был на виду, уследить за ним было непросто. Он двигался с поразительной скоростью, его движения размывались.
     — Сдавайся! Ты проиграл! — воскликнул Жиллиман. Он не хотел причинять брату вред, но оппонент его не послушал и отчаянно бросился в атаку.
     Когти, словно сплошная стена адамантия, непрерывно свистели вокруг примарха XIII-го Легиона, то и дело пытаясь уколоть или же нанести косой удар. Жиллиман решил оставить свой меч в ножнах и теперь отступал, уворачиваясь от выпадов и выжидая удобный для контратаки момент.
     И такой момент настал. На какую-то долю секунды оппонент открылся – ни один коготь не защищал нагрудную пластину – и Жиллиман, не раздумывая, нанёс по ней мощный удар.
     Полыхнула ослепительная вспышка, и Длань Доминиона высвободила накопленную энергию. Брат Жиллимана отлетел к стене, ударился в неё и упал на груду каменных осколков. Его дымящаяся нагрудная пластина от удара силового кулака раскололась.
     — Ты побит, брат. Сдавайся.
     Оппонент лежал на спине в неуклюжей позе и смотрел на Робаута ничего не выражающим взглядом чёрных глаз. Его тело напряглось и он попытался подняться.
     Жиллиман пресёк эту попытку, осторожно опустив свой сабатон на расколотую нагрудную пластину и прижав брата к груде камней.
     — И не пытайся, ты побит, — сказал он.
     Поверженный, наконец, расслабился и прекратил сопротивление.
     — Так ты сдаёшься? — настойчиво спросил Жиллиман.
     Его противник задумался. Звуки сражения, доносящиеся с улицы, постепенно затихали, а летательные аппараты, с рёвом рыскающие в небесах, прекратили вести огонь. Взгляд чёрных глаз рассеянно блуждал по трупам, разбросанным по залу.
     Война была окончена.
     — Я сдаюсь, — произнёс Корвус Коракс.
     — Хорошо, — улыбнувшись сказал Жиллиман и убрал сабатон. — Завершить симуляцию! — громко скомандовал он. — Высший уровень доступа.
     Машина тут же отозвалась:
     «Голосовой отпечаток принят. Робаут Жиллиман, тринадцатый примарх, прародитель легиона Ультрамаринов. Завершаю симуляцию».
     Неприятный разряд электричества от стратегической симулякры с жужжанием отозвался в затылке Жиллимана. Поле боя растаяло и исчезло, словно скульптура из льда, попавшая под раскалённый луч. Последние остатки навеянных когитатором образов рассеялись, явив взору реальность. Затем произошло отключение. Согласно своим субъективным ощущениям, Жиллиман стоял прямо и был облачён в броню, поэтому он не сразу узнал в лежащем на кушетке рядом с Кораксом человеке себя.
     «Приготовиться к реинтеграции», — басовито прогудела машина обязательное предупреждение.
     Жиллиман почувствовал, как внезапно изменилось его восприятие окружающего пространства. Усилием воли он сдержал инстинктивное желание открыть глаза и успокоил своё, напоминающее панические вздохи тонущего человека, дыхание. Коракс, который пользовался стратегическим симулякром не так часто, был едва способен поддерживать человеческий облик. Его конечности неистово трепыхались, пока, наконец, не успокоились.
     — Твоя реакция на машину с каждым разом улучшается, — хриплым голосом произнёс Жиллиман. — Ты привыкаешь.
     Коракс открыл глаза. Их абсолютная чернота делал его похожим на чужака.
     — Мне не нравится процесс отключения, — сказал Коракс и, сняв со своей головы магнитный обруч, принял сидячее положение. — И хотя когнитивный диссонанс с каждым разом беспокоит меня всё меньше, я не вижу смысла продолжать тренировки. Мне кажется, ты и так уже оценил меня и понял, на что я способен. Мои методы и приёмы тебе уже известны, вряд ли ты узнаешь что-то новое.
     — Ты трижды побил меня, — заметил Жиллиман. — Немногие могут этим похвастать.
     — Три раза из двадцати, — возразил Коракс. — Ты быстро учишься. Я пользовался своими лучшими стратегиями, но ты их все успешно нейтрализовал.
     Жиллиман встал. Его конечности всё ещё плохо его слушались.
     — Стратегический симулякр – поразительная машина. Подобного реалистичного опыта я никогда не испытывал. Наши предки наверняка прилагали немалые усилия, чтобы не потеряться в подобных устройствах. Но при всех своих достоинствах, они имеют существенный недостаток, они ослабляют тело. — Жиллиман протянул брату руку. — Удивительная игрушка и очень полезный инструмент, правда, не особо благотворный. Если ты желаешь прекратить наши упражнения, то я возражать не стану.
     — Желаю. Возможно, это даже к лучшему, что больше таких устройств до нашего времени не дошло. — Коракс без всякой злобы ухватился за предложенную руку. Поражение не ожесточило его. Жиллиман помог ему подняться на ноги.
     — Я уверен, что учёные отца или же техножрецы Марса довольно скоро разгадают секреты симулякра, — произнёс Жиллиман. — Нас ждёт новая эра просвещения. Тайны предков снова станут нашими. Однажды, быть может, у каждого Легиона будет подобное устройство. Если не принимать во внимание тот недостаток, что оно ослабляет тело, то нельзя не отметить, что оно куда мягче влияет на разум, нежели гипномат, и, тем самым, позволяет сознанию обучаемого в полной мере взаимодействовать с уроками, сохраняя нетронутой его личность и ускоряя процесс обучения. В конце концов нельзя чему-то научиться, не допустив ошибок.
     Коракс осмотрел со всех сторон машину и обслуживающий её персонал. Она была трофеем Жиллимана, потерянный артефакт Эры Технологий, который он раздобыл во время одной из своих кампаний. Её изначальные размеры наверняка были меньше, но для того, чтобы привести её в рабочее состояние, имперским технологам пришлось её доработать и теперь она была поистине огромна.
     — Я бы был с ней осторожен. Это даже к лучшему, что кое-какое старое знание было утеряно. Не сомневаюсь, что в этой фальшивой реальности, которую она создаёт, таится зло.
     — Возможно, — допустил Жиллиман. — Но мы сейчас мудрее тех людей, которые жили до времён Долгой Ночи, и когда мы завершим строительство Империума, не будет ничего невозможного. Но хватит об этом, я вынужден отлучиться по делам, возможно, мы сможем продолжить эту беседу сегодня вечером?
     — Мне тоже надо кое-чем заняться. Свежие приказы с Терры. Нужно начать подготовку к отбытию.
     — Да, скоро наши пути разойдутся, — с сожалением произнёс Жиллиман.
     Коракс кивнул. На его лице застыла странная и мрачная улыбка, словно он испытывал боль. Ему было трудно улыбаться, хотя смеялся он всегда искренне. Видимо, детство и юность, проведённые за решёткой, наложили свой отпечаток, подумал Жиллиман.
     — Тогда до вечера, мой брат, — произнёс Коракс. — Буду только рад продолжить общение.

ПРОДОЛЖЕНИЕ: ГЛАВЫ II-III

Leave a reply:

Your email address will not be published.

Site Footer