Horus Heresy VIII. Кровавые Ангелы, часть VII

ЧАСТЬ I

ЧАСТЬ II

ЧАСТЬ III

ЧАСТЬ IV

ЧАСТЬ V

ЧАСТЬ VI

Показательные сражения

История Кровавых Ангелов – это история двух совершенно разных легионов; первый – легион военачальников с обагрёнными кровью дланями, ужасов и наказаний, служивший в равной степени объектом страха как для союзников, так и для противников, в то время как второй – легион увенчанных золотыми нимбами героев, икон новой эры и воинов-мудрецов. Ни одно из сражений не может поведать историю двух столь различных воинств, ни один рассказ не охватит двойственность наследия сыновей Сангвиния, накрывшего своей тенью его легион и преобразившего их в тех, кто будет стоять на кровавом распутье в начале Ереси Хоруса. А потому нам потребуется рассмотреть оба лика IX легиона, столь же ужасных, сколь и прекрасных, чтобы правильно понять облачённых в багрянец сынов Ангела.

Погребальный пир

В ранние годы Великого Крестового похода, когда флотилии Императора впервые вышли за границы того, что ныне известно как сегментум Солар, и оказались в диком космосе, Его армии ступили на поля сражений, способные пошатнуть рассудок смертного. Среди этих губительных и ужасающих мест, названных формальным языком Дивизио Милитарис «зонами морталис», немногие были более омерзительными, чем мир, вошедший в историю под именем Кий-Буран. Первые экспедиции на Кий-Буран исчезли без следа, мир проглотил четыре полных полка Вераданских Регуляров, и фланг галактической экспансии Великого Крестового похода оказался открытым. В ответ Император выпустил собственные ужасы, способные выследить монстров, которые могли обитать там.

На подмогу Вераданским Регулярам на Кий-Буране отправились три роты IX легиона Астартес, двигавшиеся впереди экспедиционных флотов Великого Крестового похода. Планета представляла собой пустоши из облучённых радиацией песков, населённых угнетаемыми племенами выродков-мутантов под властью техноварвара-полководца Эк’Лобии. Эти племена были в равной степени пушечным мясом, расходуемым в конфликтах, и основным продуктом питания жителей Кий-Бурана; общество поддерживалось жестокой экономикой ритуальных актов кровопролития и каннибализма. Именно с этими мутантами и столкнулись многострадальные бойцы Имперской Армии, оказавшиеся на поверхности. Орды едва ли похожих на людей мутантов, вооружённых примитивнейшими дубинами и кирками, проредили их ряды, оттащив трупы павших к мерцающим кострам, чтобы приготовить их ночью. В течение трёх месяцев неровные траншеи Имперской Армии отражали бездумный натиск дикарей, прежде чем с небес в клубах чёрного дыма обрушились свинцово-серые десантные капсулы IX легиона.

Приземлившись, Несмертный Легион прорвался сквозь толпу мутантов с пренебрежительной лёгкостью и освободил осаждённых вераданских солдат. Девятый атаковал городища местных племён, превосходство в оружии и защитных средствах позволило легионерам захватить контроль над северными горными хребтами, вырезая встреченных мутантов с бескомпромиссной жестокостью. На раннем этапе войны на Кий-Буране IX легион столкнулся со слабо организованным сопротивлением, свободно завоёвывая всё новые территории и месяцами разоряя Кий-Буран, пока известия не достигли полководца Эк’Лобии, который дал клятву уничтожить захватчиков.

Под его командованием находилась армия мутантов, которым не было числа; вождь Кий-Бурана держал их в узде силой чистейшего ужаса, так что те охотнее отправились бы на верную смерть, чем столкнулись с причудливыми кошмарами, которые могли освободить порабощённые Эк’Лобией колдуны. Когда IX легион ступил на его земли, сопротивление местных жителей начало возрастать, пока, наконец, Астартес не оказались вовлечены в полномасштабную битву. Поначалу легионеры с лёгкостью расправлялись с любой бандой дикарей, отважившейся атаковать их, однако разрозненные нападения постепенно становились бесконечным приливом тел, грозившим окружить и смять остатки трёх боевых рот. IX легион готовился отразить волну выродков, чьи чудовищные мутации даровали их измученным телам способность рвать керамит, а численность заставляла землю содрогаться. Хотя Легионес Астартес бились упорно, расплачиваясь за смерть одного боевого брата десятками убитых врагов, превосходящая численность мутантов начала склонять чашу весов не в их пользу. Пытаясь перегруппироваться, три роты IX  легиона сформировали клин в стремлении прорваться через вражеские ряды и добраться до далёких знамён, обозначавших расположение звероподобного вожака орды.

Когда авангард Легионес Астартес практически достиг пределов лагеря Эк’Лобии, ужасы Древней Ночи были спущены с поводка. Реальность пошла рябью и разорвалась, когда порабощённые чародеи Расколотых Черепов призвали в бой неописуемых чудовищ, начавших беспорядочную жатву как среди космодесантников, так и среди мутировавших орд, переломив тем самым ход сражения. Неспособные противостоять подобной угрозе воины IX легиона были вынуждены встать перед выбором: покинуть поле битвы или погибнуть лютой смертью, и если этот выбор обрекал иные, более скованные законами чести легионы, на полное уничтожение, то прагматичный старый Девятый привык действовать по-другому. Легионеры развернулись и прорубили себе кровавую тропу сквозь вражеские толпы щербатыми цепными мечами, сломанными клинками и обломками доспехов своих погибших товарищей.

Практически две роты были вырезаны в этой монументальной бойне, и те легионеры, которым посчастливилось сбежать, были вынуждены задаться вопросом – как им выжить и выстоять против врага без подкрепления и пополнения припасов? Ошеломляющие потери привели к необходимости реорганизации ресурсов легиона среди немногим более чем 380 оставшихся легионеров, что стало наглядным свидетельством утилитарной и прагматичной натуры раннего IX легиона. В первую очередь, апотекарион был преобразован в подразделение боевой поддержки; выживание уцелевших легионеров, а также размножение генетического семени считались первостепенными для продолжения завоевания. Изменившиеся в горниле войны вдали от авангарда Великого Крестового похода, эти осиротевшие роты IX легиона возобновили свою кампанию в более продуманном темпе: отдельные отряды проводили ударный штурм лагерей противника с последующим отступлением, избегая организованного сопротивления. В скором времени кампания замедлилась до серии ударов и контратак, до войны на истощение против превосходящего по численности врага.

Эта война, которая станет известной как «Банкет Кий-Бурана», будет продолжаться на протяжении непрерывных 12 лет, практически забытая остальным Империумом. Девятый легион раз за разом разбивал племена этого мира в кровавых рукопашных схватках, отказываясь вступать в крупномасштабные сражения. В ранние годы конфликта, учитывая отчаянность положения и затруднения с припасами, IX легион был вынужден прибегнуть к отчаянным мерам ради своего выживания. Рейды против племён мутантов-аборигенов северного континента стали вопросом доминирования, а не уничтожения. Способные принести пользу существа вербовались ради службы легиону. Благодаря устойчивости генетического семени IX легиона даже эти облучённые радиацией и чудовищно мутировавшие создания были признаны подходящими кандидатами для легиона, а их дети, растившиеся в качестве мяса на убой для их техноварварского властелина, возвысились до ангельского совершенства с помощью имплантации генного материала Сангвиния. Более того, легионные апотекарии поощряли воинов последовать примеру врага в вопросе каннибализма, поедая погибших в бою в равной степени ради поддержки легиона и лишения противника источников пищи. Эта практика позволила Девятому пополнить свои ряды и продолжить боевые действия без контакта с Империумом, на что вряд ли были способны остальные легионы.

Используя эту стратегию, легион постепенно отвоёвывал земли Эк’Лобии, уменьшая численность его армий и запасы продовольствия, одновременно забирая оные себе для восстановления сил легиона. Однако в своей погоне за выживанием легион, похоже, зашёл слишком далеко. Позднее в дневнике, найденном среди личных вещей пропавшего без вести офицера Вераданских Регуляров, по отношению к IX легиону используется термин «Погребальный пир» — прозвище, которое со временем получит широкое распространение среди рядовых солдат Великого Крестового похода и будет забыто лишь после прихода Сангвиния. Тот же самый дневник намекает на мрачную участь 46-го Вераданского, когда его бойцы больше не могли продолжать сражаться; записи намекают, что они тоже пошли на переработку путём буквального пожирания легионерами, или же их плоть была использована в процессе создания новых воинов Трупными Жрецами, как теперь называли апотекариев. Другие обнаруженные журналы утверждали, что аборигены Кий-Бурана начали считать легионеров дьяволами из мифов, которые крадут их детей и питаются трупами в куда как более варварской манере, нежели ритуальный каннибализм их собственных хозяев. Коренное население, по словам очевидцев, жило в страхе, что это их собственные колдуны вызвали «Империум Человечества», говоря о нём не иначе как приглушённым шёпотом как о силе, несущей лишь погибель и смерть.

На двенадцатом году после высадки последняя конфронтация кампании была практически предрешена. Годами страдающий от голода и запертый в своей крепости-космопорте силами приблизительно тысячи космодесантников и служивших им вырожденцам, Эк’Лобия попытался ещё раз воспользоваться силами своих порабощённых чернокнижников. Основной удар приняли на себя толпы безоружных новициатов легиона, набранных из племён Кий-Бурана, а тем временем инопланетные ветераны нанесли удар прямо в сердце колдовского шабаша, сломив слабую оборону техноварварского полководца собранными превосходящими силами. Лишившись и чародеев, и крепости, Эк’Лобия попытался сбежать на борту примитивного космического корабля, оторвавшегося от земли в каскаде обломков и изломанных трупов – только ради того, чтобы встретить на орбите эскадру имперских крейсеров, отмеченных геральдикой VII легиона и оборвавших его жизнь под залпами орудий. Империум наконец-то явился, чтобы вернуть своих воинов, ожидая узреть новый мир, приведённый к Согласию и готовый принять закон Императора.

Прибывший во главе флота Рогал Дорн, недавно воссоединившийся со своими Имперскими Кулаками, ступил на поверхность Кий-Бурана, только чтобы увидеть мир, обращённый в руины – и обращённый руками имперцев. Ознакомившись с рапортом IX легиона, Дорн пришёл в ярость – он отказывался признать Согласие Кий-Бурана как Мечту Императора, которую описывал ему его Отец. В Погребальном Пире он видел ужаснейшие преступления, но вместе с тем – отчаянную находчивость крайне способных воинов. Сделав выговор уцелевшим бойцам IX легиона за их сомнительные решения, Преторианец приказал сровнять с землёй и сжечь город Буран, тем самым стерев грехи IX легиона прежде, чем хотя бы один летописец ступил на поверхность планеты.

Перевод — Luminor

Leave a reply:

Your email address will not be published.

Site Footer