«Джагатай-хан. Боевой ястреб Чогориса», главы IV-VI

Продолжение пересказа и, местами, быстрого перевода ещё парочки глав из повести «Джагатай-хан. Боевой ястреб Чогориса».

ПРОЛОГ

ГЛАВА I

ГЛАВЫ II-III

ГЛАВЫ IV-VI

ХОД (HOADH) M30.884

В главах с четвёртой по шестую описывается ход кампании по уничтожению ксенорасы нефилимов, уже известной нам по книге Джеймса Сваллоу «Где Ангел не решится сделать шаг» (Fear to Tread). Они были обнаружены Хорусом, и, как оказалось, подчинили своей воле множество миров, целые системы. Они поработили миллиарды людей благодаря своим способностям вызывать обожание и поклонение.

Основное действие разворачивается на Ходе (Hoadh) – родном мире нефилимов (90-2-12, по имперской нумерации). Белые Шрамы действуют при поддержке многочисленных сил Имперской Армии – вся поверхность планеты стала огромным полем битвы. Силы Империума уничтожают на орбите флот нефилимов и теснят их наземные силы. В итоге те отступают к столице и держат там оборону. Легионеры под руководством чогорийцев уже полным ходом используют тактику сверхбыстрых и молниеносных ударов.

Начинается штурм столицы. Эта битва стала первой крупной и самостоятельной победой Пятого Легиона. Именно к этому времени летописцы всё чаще и чаще стали именовать его как Белые Шрамы. За пять лет, что минули с той поры как Пятый Легион покинул Терру, Белые Шрамы уже успели адаптировать под современные реалии чогорийские военные приёмы. Роты были переименованы в Братства.

Защитные укрепления оборонительного периметра уничтожаются, имперские силы обустраивают плацдармы и продвигаются к центру, по пути уничтожая защитников и подавляя любое сопротивление. Последние из нефилимов — колоссальных размеров создания — отступают к последней линии обороны у центрального собора и собираются активировать расположенные по периметру атомные боеголовки. Однако Хан, целыми неделями изучавший их культуру и философию, догадывается о их планах и разузнаёт точные координаты. Туда телепортируются грозовые пророки Легиона и, используя стазис, предотвращают детонацию.

В это время кешик, почётная гвардия примарха, ведомая воином в драконьем шлеме, атакует последний оплот нефилимов. Когда главный нефилим уже почти повержен, появляется примарх. Цинъ Ca, воин в драконьем шлеме, интересуется у Хана, убъёт ли он главного нефилима лично своими руками, на что тот в ответ интересуется, достойно ли сражался ксенос. Командир кэшика отвечает что нет, нефилим не сражался достойно, на что Хан отвечает, что не окажет тогда ксеносу такую честь и Цинъ Ca убивает главного нефилима.

Все города нефилимов разрушаются до основания и стираются с лица планеты. Не всех освобождённых от рабства ксеносов людей можно излечить, и их предают огню вместе с телами нефилимов. Некоторые полки Имперской Армии отказываются выполнять такие задания, и когда к Хану обращаются с вопросом как их наказать, примарх, подумав, принимает решение не наказывать их, а отправить обратно на корабли. Эту же работу он перепоручает своим легионерам.
Хан общается с одним из оставшихся в живых людей. Тот не считает ксеносов поработителями, он их считает ангелами.

— Видишь, какой нам урок хотят преподать? — сердито спросил примарх Есугея.
— Грубо. И слишком прямолинейно, — ответил Есугей.
— Малкадор, должно быть, думает что мы простаки.
— И всё же, это наглядное напоминание о врождённой слабости.
— Это напоминание оскорбительно. И это ничего не меняет.
Есугей не ответил.

После уничтожения Хода силы Легиона рассредотачиваются и отправляются на проверку и зачистку оставшихся миров, где могут присутствовать нефилимы. В течении последующих двух месяцев были проведены три незначительные кампании и множество рейдов на подпавшие под влияние ксеносов миры.

Ещё на Ходе Хан и его доверенные офицеры заметили работу некоего передатчика, который, похоже, передаёт кому-то их координаты. За всё это время обнаружить его так и не удалось.

Вскоре после окончания кампании с Ханом связывается оказавшийся неподалёку Сангвиний, и примарх со свитой отправляется на встречу с братом на борт «Красной слезы».

Есугей сидел с отстраненным видом, сконцентрировавшись, как обычно, на чём то недоступном обычному взору
— Нас изучают, — сказал он наконец. — Они не стесняются использовать своих чародеев.
— Насколько они сильны? — резко спросил Хан.
— Это характерная особенность этого Легиона, — ответил Есугей. — Они пугающе сильны.

На борту «Красной слезы» их встречает Азкаэллон и сопровождает к своему примарху, где Хан наедине встречается с Сангвинием и знакомится со своим братом.

— Белый Шрам, — насмешливо, но без злобы произнёс Сангвиний. — Эти два слова только и слышно в разговорах от Терры до Ультрамара. Тебе польстит, если я скажу тебе, что твои братья проявляют к тебе повышенный интерес и даже соревнуются между собой кто первый с тобой встретится?
— Не особо.
— Я так и думал, — сказал Сангвиний и с заговорческим видом нагнулся к Хану. — Знаешь, только между нами… я не настоящий ангел.
Хан рассмеялся и ответил:
— Такие создания как ангелы не существуют. По крайней мере мне так сказал наш Отец.
— Да, мы тоже с ним об этом разговаривали. Учитывая мою внешность, звучало это достаточно нелепо. Я долго пытался отыскать тебя, Хан. Прими мои поздравления – твой Легион научился хорошо водить корабли. Я думал, моя команда хороша, но, как мне кажется, им есть чему поучиться у твоих ребят.
— Мы не привыкли долго задерживаться в одном месте.
— Понятно. Кстати, уничтожение 90-2-12 — это произвело на меня впечатление. Как только я услышал, что вы обнаружили их родной мир, я тут же отправился туда, рассчитывая, что кампания продлится как минимум несколько недель.
— Вам уже доводилось с ними сражаться.
— Да, на Мельхиоре. Я чувствую глубокое удовлетворение, зная, что они полностью уничтожены. Ведь это так?
— Да, абсолютно все.
— Все ксеносы омерзительны, но этих мои сыновья особенно недолюбливали.
— Тогда почему вы не выследили их и не уничтожили сами?
— Что, прости?
— Мы нашли их благодаря полученным от вас разведданным. Почему вы их сами не добили?
Сангвиний пожал плечами.
— Нас ожидали иные битвы.
Хан скептически улыбнулся.
— Может, я и недавно присоединился к Великому Крестовому Походу, но я не наивен. Нас отправили туда, чтобы мы могли воочию убедиться в порочности поклонения. И, таким образом, осознали мудрость Имперской Истины.
— А ты думаешь, ты в этом не нуждаешся?
— Я всё ещё не убеждён.
— Да, до меня дошли слухи.
— И теперь ты расскажешь мне о необходимости оберегать их для их же собственного блага и что эта ложь благородна.
Сангвиний промолчал.

После знакомства Сангвиний пытается убедить Хана встать на сторону примархов, которые хотят защитить институт Библиариума Легионов от нападок остальных братьев. Джагатай не сильно желает заключать какие-то союзы и обещает подумать.

— Я подумаю.
— Русс будет против. Мортарион и Пертурабо тоже против. Феррус. Нам нужны союзники в лице повелителей самых просвещенных легионов. Если ты останешься в стороне, то они получат численное преимущество.
— Знает ли об этом наш Отец?
— От Него мало что можно скрыть.

Хан со свитой возвращается обратно на борт «Бури мечей». Пока он общался с Сангвинием, его сыновья развлекались в спаррингах с Кровавыми Ангелами.

Магистр кешика сидел без шлема. Его лицо усеивали множество ран и кровоподтёков. Один глаз заплыл, губы разбиты.
— В каком состоянии твой соперник? — спросил Есугей.
Цинъ Ca осклабился.
— Мы оба остались на ногах. Но он, уходя, прихрамывал больше.
Есугей рассмеялся.
— Хорошо.
— Они мне нравятся, брат. Я бы не отказался сражаться с ними бок о бок в смертельной битве.
Почему-то подобная мысль обеспокоила Есугея.
— Это ещё может произойти, — сказал он неуверенно.

ПРОДОЛЖЕНИЕ. ГЛАВЫ VII-VIII

Leave a reply:

Your email address will not be published.

Site Footer