Дариуш Хинкс «Мефистон: Крестовый поход призраков», пересказ второй главы

Продолжение похождений Мефистона, под катом вторая глава романа.

ПРОЛОГ

ГЛАВА I

ГЛАВА II

Вот уже несколько недель Мефистон находится в трансе на борту «Кровавого Обета» и пытается вернуть утраченное варп-зрение. Тем временем корабль, который вышел из варпа неподалёку от Призрачных Звёзд, в опасной близости от Великого Разлома, атакуют некроны. Пустотные щиты на грани отказа, и команда отражает абордажные атаки проникших на борт некронов. Рацелус отправляется к Мефистону и прерывает транс Верховного библиария.

Мефистон уставился на Рацелуса.
— Мы уже почти на месте, — быстро заговорил он. — Всё это завязано на демоне, теперь я это вижу. И когда мы доберёмся до него, я смогу заживить Великий Разлом. Ты понимаешь это, Рацелус? Я могу заживить его. Демон, которого я ищу, является ключом ко всему. Долгие годы поисков практически привели меня к нему, но что-то ослепило меня. Я не понимаю, как это могло случиться, но это и неважно, ведь всегда найдётся ритуал, который сработает. Слово, которое откроет истину. Сейчас я как никогда близок к тому, чтобы снова обрести свой взор.
— Но… Мефистон, это всего лишь один-единственный демон, галактика и так полна ими. Стоит ли он всего этого? И что насчёт Ваала? Правильно ли мы поступаем, занимаясь преследованием, когда столько всего потеряно?
Сомнения библиария удивили Мефистона.
— Ты думаешь мною движет тщеславие?
— Нет, милорд. Конечно же нет. Но ты же разрушаешь себя.
— Всё и так рушится, Рацелус. Ты сам видел, с чем нам пришлось столкнуться на Ваале. Ты видел, против чего мы сражались плечом к плечу с Данте, и ты видел все ужасы Великого Разлома. Наше время практически вышло. Я вижу не просто разломы и штормы, я вижу первопричину. Демон, на которого я охочусь, является архитектором Великого Разлома и я каким-то образом связан с ним. Одно и то же видение посещает меня. Я вижу старого монаха, худого и скрюченного, его лицо скрыто капюшоном. И когда он спадает, под ним нет головы, Рацелус, лишь длинный и узкий, словно клык, птичий череп. И он постоянно повторяет одну и ту же мантру: «мы грезим, грёзы, грезили». Снова и снова. Я уверен, что эта мантра как-то связана с Великим Разломом.
От одной мысли о том, что он близок к своей цели, кровь ещё сильней забурлила в венах Мефистона.
— Это колдовство является фундаментом Великого Разлома, я знаю это. Мы не можем просто вернуться на Ваал, мы должны двигаться дальше. Таково моё великое предназначение, таков мой долг, такова воля Ангела.
— Калистарий, — произнёс Рацелус. — Я верю тебе, я всегда тебе верил. Но милорд, подумай, твой взор затуманен и мы не можем двигаться наобум. Твои силы сейчас слишком велики чтобы…
— Мои силы? Посмотри, во что я облачён. Смерть, Рацелус, так много смерти. Не смей говорить мне про ожидание. Моё предназначение, должно быть, состоит в том, чтобы спасти нас всех. Ибо если это не так, то в чём же оно тогда заключается?
— Твоя сила является светом Сангвиния, — отозвался Рацелус. — Я никогда в этом не сомневался.
Затем он покачал головой и спросил.
— О чём тебе говорят предзнаменования?
— Обо всём.

— Некроны. У них нет ни малейшего шанса против того, что обрушится на них из Великого Разлома. Они обречены, и, как мне кажется, даже не ведают об этом. Но они всё же обнаружили кое-что весьма могущественное, и оно глушит мой взор как ничто другое. Это больше похоже на некий механический, нежели психический, блок.
Сервитор взглянул на планеты, на которые указывал Мефистон, и доложил:
— Призрачные Звёзды были захвачены некронами несколько столетий тому. До тех пор там добывался в огромных количествах прометий. Перед появлением ксеносов часть планет была колонизирована, но с появлением Великого Разлома систему покинули и она пришла в упадок.
Рацелус покачал головой.
— Мы оставили некронам целый сектор?
Мефистон кивнул.
— По приказу самого Жиллимана. Поскольку, как посчитало командование, сектор уже было не спасти, местные полки Астра Милитарум переподчинили Неостановимому крестовому походу. Пока мы защищали Ваал, некроны обустроили свои владения в этом проклятом месте.
— Морсус, — произнёс Мефистон, подойдя поближе к карте. — На этой планете находится источник моей слепоты. Трон знает что это такое, но некроны с его помощью заблокировали наше дальнейшее продвижение.

Затем на связь выходит ещё один библиарий, Люций Антрос.

— Антрос, где ты, во имя Трона, шатаешься? — гневно произнёс Рацелус. — Нас атакуют. Почему ты не доложил мне когда мы вышли из варпа?
— Это я отослал его, — вмешался Мефистон.
— Когда ты успел? — спросил Рацелус.
— Сложно сказать. С некоторых пор мои отношения со временем стали несколько сложноваты.
— Это произошло как только мы достигли Призрачных Звёзд, — произнёс Антрос. — Простите меня, лорд Рацелус. Я отправился к краю Разлома и пытался связаться с вами несколько недель, но всё безрезультатно из-за ярящихся штормов.
— К Разлому? — уставился Рацелус на Мефистона. — Милорд, это действительно был твой приказ? Отправить его прямо в пасть Хаоса?
Мефистон кивнул.
— Возвращайся обратно на борт «Кровавого Обета», — приказал Рацелус. — Ты сильно рискуешь.
— Я как раз собирался это сделать. Ещё раз извините что не смог выйти на связь, но я практически выполнил задание Верховного Библиария.
— Задание? И что же это за задание ради которого ты рисковал своей душой? — требовательно спросил Рацелус.
— Лорд Рацелус, мы не можем позволить Верховному Библиарию и дальше жертвовать собой. С того момента, как появился Великий Разлом, сила поглощает его невиданными доселе темпами.
— Ты не поможешь Мефистону если подаришь демонам свою душу. Возвращайся сейчас же назад, пока…
— Милорд, — перебил его Антрос. — Я, похоже, знаю как Мефистон может обуздать свою мощь. Эти несколько недель я провёл вместе с боевыми братьями из ордена Сыны Гелиоса. Им удалось найти способ противостоять изливающемуся из Разлома потоку варпа.
— Они могут быть еретиками, кодиций, ты об этом подумал?
— Конечно, но я так не думаю, милорд, они даже не псайкеры. Именно поэтому я ими восхищаюсь. Они исповедуют строгое воинское учение, с которым мне никогда прежде не доводилось встречаться. Я читал об этом ещё на Ваале, но хотел посмотреть на него своими собственными глазами.
— Чем больше ты мне об этом рассказываешь, тем меньше мне это нравится.
— Милорд, я понимаю вашу озабоченность, но они не являются теми, кем вы думаете. Они воины, не колдуны. Они просто оттачивают свой воинский режим до тех пор, пока их разумы не перестают игнорировать варп. Мне кажется они следуют особенным путём между материальным и имматериальным мирами.
— Рацелус, — произнёс Мефистон, теряя терпение. — Я разрешил кодицию заняться этой теорией. Не трать время оспаривая мои приказы.
Затем он обратился к Антросу.
— Когда ты вернёшся?
— Максимум через несколько дней, Верховный библиарий. Сыны Гелиоса предложили мне поучавствовать в очередной миссии, а их магистр ордена, лорд Драгомир, считает что это будет отличной демонстрацией того, как им удалось выжить в подобной близости к Cicatrix Maledictum. Я задокументирую всё, что увижу, и предоставлю свой отчёт когда прибуду на «Кровавый Обет».
Мефистон покачал головой.
— Антрос, нас не будет на «Кровавом Обете», ищи нас в самом центре владений некронов. Мы будем на Морсусе.

Leave a reply:

Your email address will not be published.

Site Footer