«Осада Терры: Мортис», ограниченное издание

     В прошлом месяце поступил в продажу «МОРТИС» | MORTIS Джона Френча — очередной, пятый по счёту роман “ересевого” подцикла «ОСАДА ТЕРРЫ».

     Это уже вторая книга Френча в этой серии, и в ней автор расскажет о противостоянии титанов-хаоситов Легио Мортис и защитников стен Имперского Дворца из Легио Игнатум. Под катом ниже ещё немного информации, а также перевод пролога за авторством переводчиков канала @guildwh40k, которые раздобыли текст даже раньше, чем ко мне приехала книга 🙂

     Так что кому интересно, добро пожаловать под кат ниже.

«ЕРЕСЬ ХОРУСА. ОСАДА ТЕРРЫ: МОРТИС», ограниченное издание | Horus Heresy: Siege of Terra. Mortis, Limited Edition

Одержав череду побед имперские силы снова полны решимости сражаться до победного конца. Однако могущество Хаоса растёт, силы предателей заняли плацдарм и надежды на благополучный исход тают с каждым днём. Выстоит ли Терра?

     Увесистый томик романа оформлен по всем стандартам серии: переплёт “под кожу” с металлическим медальоном по центру обложки, золотые обрезы и тиснение, алая лента закладки, цветные рисунки, обрамляющие первые страницы каждой главы, и, конечно же, восемь дополнительных иллюстраций а также карта от всё той же Франчески Бэральд. Тираж ограниченного издания насчитывает 2500 экземпляров, каждый из которых лично подписан Джоном Френчем.

«ЕРЕСЬ ХОРУСА. ОСАДА ТЕРРЫ: МОРТИС», ограниченное издание | Horus Heresy: Siege of Terra. Mortis, Limited Edition

     Довольно оперативно поделился своими работами в хорошем качестве и Мауро Бельфиоре, также бессменный художник-иллюстратор серии, изобразивший для этой книги Фулгрима и Ферруса Мануса.

«ЕРЕСЬ ХОРУСА. ОСАДА ТЕРРЫ: МОРТИС», ограниченное издание | Horus Heresy: Siege of Terra. Mortis, Limited Edition «ЕРЕСЬ ХОРУСА. ОСАДА ТЕРРЫ: МОРТИС», ограниченное издание | Horus Heresy: Siege of Terra. Mortis, Limited Edition

     Ну и обещанный перевод пролога за авторством Чернокнижника и Сереброглазой Ведьмы с телеграм канала «Гильдии переводчиков».

ВАРП

     Жар сияет от земли до небес.
     Здесь нет солнца – но свет ослепляет.
     Небо выглядит, словно бриллиантово-белый купол, зажатый сухой землей; верхний слой же самой земли покрыт трещинами, пылью и хрустит от соли.
     Картина мира тут плоская – бесконечная равнина, что простирается до потерянного горизонта.
     Воздух спокоен, недвижен. Он пульсирует, как эхо отсутствующего молота солнца.
     Этого места не существует. Это мир за пределами границ реальности, но жажда и жар этого пространства всегда были и всегда будут.
     Дерево стоит в центре творящегося запустения. Это кедр без игл – и он почернел от удара молнии. С расстояния это выглядит, словно эбонитовая трещина, расколовшая небосвод – как перевернутая чёрная молния. Единственные тени здесь таятся под этим древом – истонченные, запутанные в пыли, подле корней, из которых сочится робкая струйка влаги, что исчезает столь же быстро, как и появляется.
     Прислонившись спиной к стволу, под кедром сидит мужчина. У Него тонкие конечности, темная, натянутая на кости кожа, которая потрескалась вокруг уголков иссушенных губ. Его голубая рубашка свободно висит на исхудалых плечах – она изношена и выгорела на палящем солнце. Мужчина столь же неподвижен, как и дерево, на которое он опирается спиной; Его глаза закрыты.
     Медленно – словно это стоило ему всех когда-либо существовавших богатств, – глаза мужчины открылись, словно трещина, и перед Ним предстал яркий, пылающий мир. Его левая рука двинулась к углублению в почве, которое Он вырыл подле корней дерева; там скопилось немного воды, и Он набирает ее в ладонь, поднося ко рту.
     Влага полна ила, и ее едва хватает, чтобы сделать глоток. Слабый порыв ветерка колышет кусок ткани, покрывающий Его голову. Он смотрит наверх, опуская вниз руку, которой ранее зачерпнул воду – остатки влаги уже падают, словно пыль, с Его пальцев.
     В воздухе формируется вращающаяся колонна; она скользит по земле, вздымая сухую почву. Свет вокруг нее размывается, блистая, превращая расстояние в миражи, которые могли быть как армией, марширующей на горизонте, так и далеким разрушенным городом, или же одинокой фигурой, шагающей из пустой земли.
     Мужчина под деревом ждет и наблюдает.
     Пылевой дьявол, танцуя, приближается. Поднимается ветер; раздается скрип ветвей дерева.
     Фигура сливается воедино в центре колонны из пыли: у нее широкое, гордое лицо; она облачена в доспех из серебряных чешуек, надетый поверх белых одежд, а подле пояса виднеется вложенный в ножны меч.
     На лбу новоприбывшего покоится золотая корона, пылая, словно пламя с отраженным солнечным светом.
     Ветер стихает. Пыль ложится на сухую землю.
     Воин в белом и в серебре взирает на мужчину под деревом.
     – Отец, – говорит Хорус.
     Мужчина под деревом не смотрит вверх.
     – Тебе не укрыться, Отец. Тебе некуда бежать.
     Хорус приседает, балансируя на кончиках пальцев ног, и его голова оказывается на одном уровне с лицом человека, сидящего в тени дерева.
     Где-то вне поля зрения в звенящем воздухе раздается крик ворона; слышится шипение змеи – этот звук напоминает шелест песка, окутывающего сухие кости.
     Луперкаль наклоняется и поднимает вверх полную ладонь земли. Он вглядывается вдаль; его глаза похожи на бриллиантовые зеркала, в которых отражается яростный жар. На мгновение кажется, что его пальцы напоминают когти – длинные и блестящие, – а земля в них похожа на усыпанную звездами ночь, что рассыпается в его пальцах.
     – Это твои секретные земли, Отец. Царство, в котором ты нас отверг. Царство, в котором лежит источник всей твоей силы. Царство, все дороги которого ведут лишь к твоим непомерным амбициям. Ты ничто без этого места – лишь человек, который украл то, что ему никогда не принадлежало, и скрыл это от других – нищий вор с украденными монетами.
     В глазах Хоруса видна жалость.
     – Взгляни на себя – ты увядаешь в царстве жажды.
     Луперкаль поднимается.
     – Ты должен был знать, что это неизбежно. Должен был знать, что у твоих поступков будут последствия. Ты сказал, что это место со всей своей силой и потенциалом было опасно – что никто не должен прикасаться к его секретам. Из всех нас Магнус ближе прочих приблизился к осознанию мысли о том, что ты нам солгал, и ты послал Волков, дабы сбить его с истинного пути. О Лоргар, бедный Лоргар! – он постоянно искал ответы, и стоило ему узреть лишь тень твоих амбиций, и он увидел в этом знак бога – наградой же ему стали лишь сожженные города и позор. И, Отец, – был ли я близок к тому, чтобы узнать слишком многое? За все эти годы после того, как мы нашли друг друга, как много раз я почти осознавал, чем ты являешься – вором и лжецом, облаченным в лохмотья из ложной славы? Поэтому ты изгнал меня? Ты боялся этого момента, Отец? Если да, то ты должен был знать, что это неизбежно – что твой обманутый сын придет за тем, что положено ему по праву рождения.
     Ветер поднимается, вздымая измельченную в пудру соль в воздух. Силуэты формируются в мерцании жара, одновременно близкие и далекие. Высокие фигуры, фигуры из мифов, из старых историй: циклоп, сгорбленный жнец, освежеванный ангел, змей, жадный до наслаждений.
     – Ты сотворил нас из огня, что взял в мире, который сам же посмел запретить. Как ты мог полагать, что мы никогда не заинтересуемся местом, в котором были рождены, что никогда не возжелаем вернуться в него?
     Взгляд Хоруса смотрит сквозь четыре фигуры, скручивающиеся в мираже.
     – Теперь они здесь. Твои сыны и мои братья, вернувшиеся домой. Я их король – не их Отец, – и это царство принадлежит мне. Сила, которой ты нас лишил – моя. Вся она. Для тебя здесь более ничего не осталось – ночью и днем, спящие и бодрствующие, – все движутся по моей воле.
     Мужчина под деревом выдыхает и вытягивает левую руку, проводя пальцем сквозь сухую почву.
     Земля содрогается.
     Пыль взмывает в воздух, чтобы собраться в пласт, прежде чем оседает обратно. Дерево без листьев растет, растягивается – его мертвые ветви достигают теней.
     Хорус неподвижен. Незримое глазу шипит голосами змей, гончих и умирающих птиц.
     Рука мужчины перестает двигаться. Линия в пыли шириной в палец означает стену, каньон и горную гряду. Он поднимает конечность и смотрит наверх. Его иссохшие губы и кожа покрылись трещинами, но когда Он говорит, в Его голосе слышна сила:
     – Нет, – чеканит Он.
     Луперкаль подходит ближе, но земля под его ногами рассыпается и трескается, падая вниз, в разверзшуюся бездну. На мгновение мужчина под деревом перестает выглядеть, как человек – Он предстает тенью в пламени.
     Он смотрит на Хоруса, и Хорус возвращает Императору взгляд.
     Яркий свет небосвода обращается в черный уголь, а тени дерева становятся пламенем.
     Глаза Хоруса похожи на две звезды.
     – Ты умрешь, Отец. Ты узришь себя увядающим, терпящим поражение, цепляющимся за тени в бесплодной земле.
     Он прерывается и качает головой. Это жест жалости.
     – Ты лишь ослабеваешь. Ты исчезнешь, твоя душа увянет от жажды и ты умрешь медленной смертью, от которой так долго пытался сбежать, – Хорус поворачивается спиной к мужчине и дереву. Он уходит, не оглядываясь и продолжая говорить. – Перед концом я подарю тебе милосердие, Отец. Я должен тебе лишь это – и ничего более.
     Человек под кедром вновь тянется к воде – она обращается в пыль до того, как Он подносит ее к своему рту.

4 comments On «Осада Терры: Мортис», ограниченное издание

  • How to buy this book?

    • Приветствую! Книги поступают в продажу по субботам на сайте Games Workshop. По поводу времени – зависит от региона в котором вы находитесь (их довольно много, почти два десятка). Разбирают их довольно быстро, так что мешкать определённо не стоит 🙂
      Ну а потом разве что у перекупщиков на ebay можно купить, но ценник будет зачастую негуманный.

  • Здравствуйте. А где купить в таком переплёте? Сколько стоит?

Leave a reply:

Your email address will not be published.

Site Footer