«Джагатай-хан. Боевой ястреб Чогориса», глава I

Пересказ и вольный перевод (некоторые второстепенные детали упущены) первой главы повести.
ПРОЛОГ

Итак, первая глава первой часть книги, действие которой происходит на Терре, незадолго после прибытия туда Джагатай-хана.

ТЕРРА M30.879

Глава I

Словно шторм, разъярённый Джагатай-хан, в сопровождении двух старших офицеров своей юной армии: Хасика (Hasik) и Гияхуна (Giyahun), проносится по помещениям Дворца, вымещая свою злость на дверях и вазах. Его настроение испортилось после недавнего разговора с Императором…

Хан на мгновение замешкался. Впереди его ожидало около тридцати человек. Некоторые из них были облачены в разнообразные доспехи, кое-кто носил форму Имперской Армии. Были среди них и чиновники в длинных мантиях.
Джагатай-хан злобно зыркнул на них, словно собираясь наброситься. Его огромный кулак, облачённый в латную рукавицу цвета слоновой кости, непроизвольно сжался. Делегация тут же отпрянула от него. Смотреть на примарха всегда было нелегко, но смотреть на разъярённого примарха было попросту невозможно.
— Кто на это осмелился? — требовательно спросил Хан.
Почти все молчали. Некоторые из них выглядели так, словно вот-вот потеряют сознание. Только один из них осмелился взглянуть на примарха, и это стоило ему огромных внутренних усилий, ибо он боялся навлечь на себя гнев примарха.
— Возможно, вы будете рады узнать, — начал он, — что ваш корабль готов.
Говоривший был немолод, но крепко сложен, и на нём была адмиральская форма Имперского Флота. В другое время и в другом месте его бы приказы выполнялись беспрекословно. Он, похоже, командовал многими боевыми кораблями и имел за своими плечами опыт множества сражений на множестве миров. Но здесь и сейчас, взглянув в лицо сына Императора, он почувствовал себя шестнадцатилетним мальчишкой, которому только предстоит получить своё первое задание.
— Что за корабль? — повернулся к нему Хан.
— Тот, который подготовили специально для вас.
— Без моего ведома, — с кислой миной ответил примарха и посмотрел на Хасика. — Надеюсь, он будет хорош.
Адмирал нервно сглотнул.
— Самый лучший, господин, Глориана.
— Это мне ни о чём не говорит.
— Тогда, возможно… — отвёл глаза офицер. — Возможно вам стоит взглянуть на него самому.
Как только он закончил фразу, он тут же побледнел и инстинктивно сделал шаг назад, опасаясь возможного удара.
Хан вперил в него свой тяжёлый взгляд.
А затем примарх громко рассмеялся и посмотрел на Гияхуна, который осклабился в ответ.
— Он думает что я живьём сдеру с него кожу, — сказал Хан, обращаясь к своим сыновьям на хорчине, родовой речи чогорийского Талскара.
— Только отдай приказ, Каган. Мой клинок затупился без дела в этой дерьмовой дыре.
— Ха. Мы тут в гостях, и моему отцу может не понравится кровь на его прекрасном полу.
Хан снова посмотрел на адмирала.
— Мне сказали, что у меня есть армия, — сказал он с сильным акцентом на готике.
Вперёд выступила одна из чиновниц
— Ожидает вашей инспекции.
— Ещё мне сказали, что у меня есть советники и консультанты.
Ещё одна худощавая фигура вышла вперёд.
— В любое время в вашем распоряжении, господин.
Хасик недоверчиво приподнял бровь.
— Мне никогда просто так не давали армию, — произнёс он на хорчине. — Всегда приходилось брать силой.
Хан бросил на него суровый взгляд.
— Никто не станет просто так вручать дары, люди всегда ожидают получить что-то взамен. И мы пришли сюда с пустыми руками.
Примарх повернулся к мужчине, который первый осмелился начать разговор.
— И где она?
— В лунных пустотных доках, господин, — ответил адмирал. — Готова к осмотру в любое удобное вам время.
Хан ещё некоторое время пристально изучал офицера.
— Кто послал тебя? Малкадор? Мой Отец? Ты знаешь, что я только что вышел от него? Ты знаешь, о чём был наш разговор?
Адмирал что-то начал мямлить, заикаясь, но примарх, махнув рукой, оборвал его на полуслове.
— Неважно. Отведи меня туда — мне нужно подышать свежим воздухом.
Он взглянул на Хасика.
— Ты. Пойди посмотри на эту армию. Я хочу знать, они в состоянии сражаться, или же они такие же вялые и слабовольные как и всё остальное в этом месте.
Жестом он попросил Гияхуна следовать за ним, а затем вдруг резко остановился.
— Где Есугей? — спросил он.
— Где-то бродит, — пожал плечами Гияхун.
Хана это развеселило.
— Однажды он из-за этого нарвётся на неприятности.
Щелчком пальцев он подозвал к себе адмирала.
— Пойдём. Покажи мне этот корабль, которым ты так гордишься.

Тем временем Есугей встречается с магистром Ниастой (Niasta), которая состоит на службе у Сигиллита. Её попросили поговорить с ним.

— У вас весьма интересная душа, Таргутай Есугэй. Я почувствовала это, когда прибыла ваша делегация. И теперь, когда я стою рядом с вами, это чувство стало ещё сильней. Я думаю, вам известно, что именно я имею ввиду.
Он улыбнулся.
— Стихийная магия. Нам говорили, это причиняет неприятности.
— Стихийная магия? Оригинальное название. Я ознакомилась с донесениями, в которых описывалось что именно вы можете сделать с её помощь. Вам лучше подобрать другое название.
— Оно нам подходит.
— Но это опасно. Заниматься этим рискованно. — Она резко посерьезнела. — Именно поэтому я здесь. Проблема в том, что вы не скрываете того, чем занимаетесь. Не видите причин для этого. И хотя я этим и восхищена, вам всё же следует меньше об этом распространяться.
Есугэй недоуменно посмотрел на неё.
— Ваш повелитель – пятнадцатый найденный примарх. — сказала Ниаста. — Его братья, так же как и он, были доставлены сюда и ознакомлены с идеологией Великого Крестового Похода. Я видела, как они прибывают во Дворец, один за одним, и уединяются с Императором. А затем я уже видела как они строят Империум во главе величайших из всех некогда существовавших армий. Каждый из них, если бы ему было позволено, мог бы сам стать монархом. И тем не менее, они сражаются не за себя, а за великую мечту. Его мечту.
Есугэй кивнул.
— Это понятно.
— Тогда ты должен понимать таящуюся в этом опасность. Они должны научиться, они должны доверять. Для многих из них это не так просто. Даже мне это даётся с трудом.
— И это тоже понятно.
Ниаста рассмеялась.
— Значит, ты знаешь что дальше будет. С тех пор как Хан прибыл на Терру он часто говорил со своим отцом, и мы знаем что не всегда это хорошо заканчивалось. Такое уже случалось, и нам нужно изменить эту ситуацию к лучшему.
Есугэй вздохнул.
— Передай ему, что я – не господин.
— Вот наше послание: нет никаких богов, нет никакой магии, есть только здравомыслие. Это наше единственное оружие, разрешённое лично Императором, который любим всеми.
— Это вздор.
Ниаста терпеливо улыбнулась.
— Как я понимаю, именно это Хан и сказал Императору. И это именно то, что беспокоит моего господина. И когда наши глубокоуважаемые господины сшибаются лбами, это нарушает привычный уклад.
— Сшибаются лбами?
— Ты прекрасно знаешь что я имею ввиду.
Есугэй грустно и понимающе улыбнулся.
— Ты хочешь, чтобы мы лгали.
— Мы хотим чтобы вы были благоразумными.
— Он никогда не будет лгать. — улыбка сошла с лица Есугея. — У него есть свои недостатки. Они есть у всех. Но только не этот. Он даёт клятву, он её держит. Ты понимаешь?
— Это не имеет ничего общего с ложью. Необязательно лгать.
— Мы воины. У нас есть оружие, мы им сражаемся. Не оно повелевает нами – мы повелеваем им. Это – баланс.
— Ему нужно встретиться с Сигиллитом, — сказала Ниаста. — Он должен встретиться с Малкадором.
Есугэй пожал плечами.
— Возможно, не получится.
— Сделай так, чтобы получилось.
Он впервые повернулся к ней лицом.
— Твои глаза. Что с ними случилось?
— Связывание душ.
— Связывание душ, — задумчиво пробормотал Есугэй. — Видишь, значит души всё-таки существуют.

Leave a reply:

Your email address will not be published.

Site Footer