«Джагатай-хан. Боевой ястреб Чогориса» Криса Райта

Вот и добрался ко мне мой экземпляр повести «Джагатай-хан. Боевой ястреб Чогориса» за авторством Криса Райта из цикла «Ересь Хоруса. Примархи».

Оформление, традиционно, выше всяких похвал – настоящее произведение искусства. Книга, так же как и все остальные в этой серии, упакована в замечательно оформленный футляр.

«Джагатай-хан. Боевой ястреб Чогориса», лимитированное издание«Джагатай-хан. Боевой ястреб Чогориса», лимитированное издание

«Джагатай-хан. Боевой ястреб Чогориса», лимитированное издание«Джагатай-хан. Боевой ястреб Чогориса», лимитированное издание

Теперь пару слов о самой книге. По словам Криса Райта, данная повесть является своеобразным приквелом к его ересевым произведениям о Шрамах (хотя читать он её рекомендует именно после романов «Шрамы» и «Путь Небес»). В ней автор расскажет о легионе времён Великого Крестового Похода и о роли Джагатай-хана в формировании института библиариев за десятилетия до Никеевского собора. Помимо непосредственно самого Джагатая, в книге присутствуют уже знакомые нам персонажи Таргутай Есугэй и Хасик-хан, а также периодически появляются примархи Сангвиний и Магнус. Вместо описания какой-то одной кампании, повествование охватывает несколько временных отрезков, начиная от событий незадолго после нахождения Хана и заканчивая покорением Улланора. Если быть уж совсем точным, то действие первых глав, с первой по третью, разворачивается на Терре в M30.879 году. С четвёртой по шестую – Хоад (Hoadh), M30.884. С седьмой по восьмую – Чогорис, M30.898. С девятой по тринадцатую – Гар-Бан-Гар (Gar-Ban-Gar), M30.906. Глава четырнадцатая – Ваал, M30.908. Глава пятнадцатая – Улланор, M31.000. Подход, на самом деле, достаточно интересный, и, к тому же, вполне логичный, особенно если учесть тот факт, что по словам автора это его последняя книга о Шрамах времён Великого Крестового Похода и Ереси. Дальше Пятый Легион будет фигурировать в произведениях, описывающих Осаду Терры и, возможно, в последующих после окончания Ереси событиях.

Но вернёмся к книге и начнём чтение с пролога..

ПРОЛОГ

Есть на Чогорисе предание о тех временах, когда галактику ещё не терзала гражданская война. Жил тогда один мудрец, уроженец Златой Терры, который посвятил всю свою жизнь изучению Восемнадцати. И, как только Император в очередной раз находил своего сына, то он тут же, не мешкая, отправлялся в путь, дабы прилежно задокументировать деяния и характер нового примарха. Множество свидетельств удалось ему собрать. Он отправлял их на хранение на Тронный Мир и, поговаривают, некоторые из них всё ещё имеются в архивах. Некоторые же пропали без следа. Такова жизнь.
Люди говорили что работа мудреца была столь высоко ценима Императором, что Повелитель Человечества прислушивался к его словам. Однажды вечером, совсем незадолго до событий, погрузивших галактику в пучину гражданской войны, они вместе прогуливались по стенам Дворца под пение птиц – они в ту пору ещё обитали на Златой Терре.
Император, черты лица которого было невозможно различить из-за постоянного сияния, поинтересовался у мудреца, как продвигается его работа.
— Очень хорошо, мой повелитель, — ответил мудрец, как обычно не в силах взглянуть в глаза своему господину. — Я собрал для вас целый архив — Библиотеку Примархов. Таким образом информация о ваших достижениях будет доступна будущим поколениям.
Император промолчал. В тех редких случаях, когда мудрец удостаивался аудиенции, он понятия не имел о чём в это время думал Повелитель Человечества и слушал ли он его вообще. Подобные мысли возникали не только у него — помыслы Императора были недоступны простым смертным.
— Надеюсь, она станет ценным дополнением, — продолжил мудрец, чувствуя необходимость заполнить возникнувшую в разговоре паузу. — Должен, правда, заметить, что собирать информацию о некоторых ваших сыновьях было проще, нежели об остальных.
И снова Император оставил реплику мудреца без ответа.
— Я не претендую на то, чтобы целиком понять Ваши замыслы, — сказал мудрец. — И я не смею оспаривать природу тех из них, навроде Повелителя Красных Песков, наведение справок о которых было весьма непростым занятием. Все они так сильно различаются – и в этом, как мне кажется, кроется их гениальность. У каждого своя натура, у каждого свой дар.
Император остановился. Он обратил свой взор к усеянным звёздами небесам – в те дни небеса Златой Терры всё ещё были усеяны звёздами.
— Но Боевой Ястреб стоит особняком, — продолжил мудрец, покачав головой. — Великий Хан Пятого. Он единственный из всех примархов, с которым мне так и не удалось познакомиться. Каков бы ни был его дар, мне он неведом.
В этом месте предание разнится. Одни рассказчики утверждают что Император улыбнулся, другие же настаивают что Он никогда не улыбался. А некоторые вообще считают, что у Императора человеческие черты и вовсе отсутствовали, что он был словно свет полуденного солнца в ясную погоду.
— Ты хочешь знать, каков у Джагатая дар? — произнёс Он.
— Да, мой повелитель, — отозвался мудрец. — Очень хочу. Об этом ничего не известно. Нет никаких данных. Имеющаяся о нём информация крайне скудна, и даже она основана на слухах и предположениях. Иногда я задумываюсь о том, а реален ли он вообще? Или же это всё просто байки каких-то дикарей. С ним, с этим Великим Ханом, есть только путаница и неразбериха.
Император снова зашагал вперёд.
— Это и есть ответ на твой вопрос, — сказал Он.

Продолжение

И, напоследок, иллюстрация обложки за авторством всё того же Михаила Савье.
(Напомню, в посте про предзаказ имеется полный арт и самопальные обои для рабочего стола на его основе)

«Джагатай-хан. Боевой ястреб Чогориса» Криса Райта, обложка книги

Leave a reply:

Your email address will not be published.

Site Footer