Дариуш Хинкс «Мефистон: Крестовый поход призраков», релиз книги

Ещё на прошлой неделе состоялся релиз очередной книги Дариуша Хинкса о похождениях Мефистона, Верховного библиария Кровавых Ангелов, который, по сути, оказался предзаказом, так как роман был недоступен для скачивания. На сайте Black Library было указано, что произведение будет доступно 14 июля, но вот уже 15-е, а цифровая книга, как заявляют недовольные клиенты на форумах, по-прежнему недоступна. Скорее всего имеет место какая-то техническая ошибка (коих достаточно немало в последнее время), и наверняка в понедельник уже можно будет засесть за чтение. Ну а пока же, в ожидании книги, можно ознакомиться с переводом пролога из ознакомительного фрагмента и послушать со слов автора что же собой представляет данный роман. Все подробности под катом.

Дариуш Хинкс «Мефистон: Крестовый поход призраков» (Mephiston: Revenant Crusade)

Преследуемый призраками давно почивших врагов, Мефистон, Верховный библиарий Кровавых Ангелов, чей психический взор затуманен неизвестными силами, отправляется на раздираемый войной мир Морсус, где его поджидает сама смерть…

В новом романе Повелитель Смерти встретится лицом к лицу с проклятьем, которое преследовало его веками.

«Мефистон: Крестовый поход призраков» (Mephiston: Revenant Crusade) является вторым романом трилогии о Мефистоне, действие которого разворачивается во времена Тёмного Империума, после воскрешения примарха Робаута Жиллимана и появления Великого Разлома, который разделил галактику на две части. Хронологически, книга не является прямым продолжением первого романа, а продолжает начатую в «Опустошении Баала» (The Devastation of Baal) сюжетную линию Верховного Библиария Кровавых Ангелов и его сподвижников.

Сюжет романа строится вокруг Мефистона, который пытается выследить демона, неотрывно связанного с Великим Разломом. С его уничтожением, как полагает Верховный Библиарий, Хаос перестанет изливаться в галактику и ход войны повернётся вспять. Но на пути Мефистона стоят некроны, которых ему предстоит одолеть, чтобы добраться до демона.

ПРОЛОГ
Пустоши Бактруса, три километра южней улья Гадес, Армагеддон Секундус. Многие годы ранее.

Ангел явился из неиссякаемого пламени, оставив позади прошлое и стряхнув с крыльев пепел. Умерший и воскресший, старый и юный, он прожёг завесу реальности бок о бок со своим отцом, сжимая в своей руке вселенную. Даже теперь, когда с момента его рождения уже миновало несколько часов, его сознание по-прежнему стремительно расширялось, обретая новые формы. Проклятье, с которым он жил в прошлой жизни, исчезло без следа, осталась лишь первобытная мощь. Столбы огня вспыхивали там, где ступала его нога. Облака дыма клубились у него за спиной. Калистарий пал. Мефистон восстал.
Видение хрюкающего и обливающегося потом стада грубо ворвалось в его разум, испортив чистоту момента. Он воздел руку и объятый пламенем клинок, разорвав перчатку, материализовался в его ладони. Витарус.
Тени замаячили среди огня. Зеленокожие. Рыча и бессвязно бормоча они мчались к нему, воздев завывающие цепные мечи.
Витарус косил их, словно саженцы молодых деревьев. Мефистон упивался боем, сражаясь с холодной расчетливостью. Никакой ярости, никакого замешательства. Жажда крови никуда не делась, но теперь она стала лишь подпиткой для его ударов, ещё одним оружием в его арсенале.
В воздухе висела орочья кровь, ускоряя преображение ангела и распаляя огонь в его душе.
Прежняя часть разума подсказывала ему вернуться, найти имперские позиции и снова жить старой жизнью. Но новообретённая часть упивалась резнёй, и всё больше росли горы из отрубленных конечностей и кусков брони.
Побоище закончилось, и ангел двинулся вперёд. Забыв, кто он такой, он просто шёл куда глаза глядят. Он вздохнул, и за его спиной выросли крылья. Он воспарил над полем боя и медленно полетел, рассекая клубы дыма.
Вот он оказался среди руин, бывших некогда городом, и узрел новую добычу на устланной булыжником площади. Он ринулся вниз, пронзив облако пыли, и обрушился на врагов, рассекая орков на части сияющим оранжевым светом мечом.
Он оказался в самой гуще сгорбленных звероподобных монстров, круша ревящее стадо, что ошибочно посчитало его лёгкой добычей.
Не задумываясь о своей душе и горя желанием проверить пределы своего нового воплощения, Мефистон позволил варпу свободно струиться сквозь него, высвобождая призванную мощь. Он был свободен. Зачем сдерживать подобное неистовство?
Яркий свет бил сквозь удушающие клубы дыма, потроша и обращая орков в пепел. Обугленные остатки усеивали площадь, столбы неестественного света били в плиты, раскалывали землю, обрушивали стены. Наблюдательные вышки пылали.
Битва накалялась, и сознание Мефистона начало постепенно ускользать. Его силы не иссякали, наоборот, каждая выпущенная молния, каждый взмах меча увеличивал его мощь. Он сиял, его помыслы были столь ярки, что их невозможно было постичь, и слишком необычны, чтобы им следовать. Он ещё глубже окунулся в варп и его сердца бешено заколотились. В прежней жизни его броня была окрашена в чёрный цвет, в знак проклятья, но теперь краска слезла, обнажив восхитительный багровый цвет.
Стены рассыпались, и, широко раскинув в стороны руки, Мефистон левитировал в самом центре вихря – святой проводник, несущий апокалипсис. Варп ворвался в реальность, испепелив зеленокожих, и беспорядочно раскидав их обугленные останки. Мощь переполняла каждую клетку Мефистона, она поглощала его, изменяла и несла единство с имматериумом.
+ НЕТ +, — раздался в голове Мефистона голос, выбив его из колеи.
Кто осмелился бросить ему вызов? Ему, кто одолел проклятье. Ему, кто одолел саму смерть. Кто осмелился вторгнуться в разум ангела?
Мефистон призвал варп-шторм ещё большей разрушительной силы, с проклятиями на устах расколов небеса и погрузив город в безумие. Вспыхнуло дикое пламя, из которого появились, словно отростки, причудливые фигуры, похожие на человеческие.
+ ОСТАНОВИСЬ +, — произнёс голос, легко пробившись сквозь неистовые помыслы Мефистона.
Давно забытая ярость бурлила в груди Мефистона. Он спикировал вниз, рассекая пламя в поисках глупца, посмевшего обратиться к нему.
Перед ним оказалось святилище, одиноко возвышающееся среди разрушенных зданий. Обычное святилище, каких множество во многих мирах Империума – крылатый череп, увенчанный ореолом острых шипов. Мефистон даже не обратил бы на него внимания, если бы перед постройкой не стояла одинокая, облачённая в мантию фигура, чьи очертания подчёркивало бушующее со всех сторон пламя. Несмотря на разрушительную мощь, которую выпустил Мефистон, человек стоял прямо, и ярящийся огненный шторм не причинял ему вреда.
Мефистон взмахнул мечом и сгусток варпового пламени устремился к мужчине.
Тот принял его на свой меч. Сила удара заставила его пошатнуться, но он смог устоять на ногах. Призрачные руны, словно светлячки, кружили вокруг него. Отвернув меч в сторону, он отразил заряд в стену святилища, которая тут же разлетелась на куски и варпово пламя смешалось с клубами пепла.
Мефистон рванулся вперёд и нанёс удар Витарусом.
Клинки скрестились и раздался громкий грохот столкнувшихся варп-полей.
Заклинатель упал, сбитый с ног силой удара Мефистона, и меч выпал из его руки.
Мефистон воздел свой меч, намереваясь нанести смертельный удар.
Клубы пепла рассеялись, и он увидел что перед ним не колдун-хаосит, а брат из Библиариуса. Кровавый Ангел, облачённый в синюю броню, снял шлем, и на Мефистона воззрилось знакомое тёмнокожее лицо с короткой белой бородой.
— Рацелус? — произнёс Мефистон.
— Калистарий, — кивнул Кровавый Ангел, по-прежнему держа в защитном жесте поднятую руку.
Мефистон опустил Витарус и обвёл взглядом объятый пламенем город. Возбуждение отступало, и он с трудом мог вспомнить как оказался в этом месте.
— Калистарий мёртв, — сказал он. По крайней мере это он знал наверняка.
Рацелус, не спуская с Мефистона пристального взгляда, поднялся на ноги. От его взора не ускользнула ни изменённая варпом броня, ни мрачное выражение бледного лица Верховного библиария. Он подобрал лежащий на камнях меч.
— Тогда что же ты?
Имя пылало в его душе. Оно родилось и придало ему сил в руинах Улья Гадес, оно вывело его из тьмы. Тлеющий уголь, из которого вспыхнуло пламя.
— Я – Мефистон.
— А Мефистон убивает своих друзей?
Гнев было вспыхнул в Мефистоне, но затем быстро иссяк. Он покачал головой и опустил меч.
Рацелус продолжал пристально смотреть на него, и Мефистон прекрасно понимал, какие мысли роятся у того в голове. Его заляпанная кровью броня дымилась и он только что уничтожил с десяток зданий даже не задумавшись о том, кто мог в них укрываться. На момент их последней встречи он был объят безумием Чёрной Ярости, но вот от неё не осталось и следа, необъяснимое чудо исцелило его. Рацелус наверняка пытался сейчас понять, не пал ли его боевой брат жертвой Разрушительных сил. Мефистон, доведись им поменяться местами, думал бы о том же самом.
Рацелус крепко стиснул свой меч, по-прежнему не спуская с Мефистона глаз.
Верховный библиарий ожидал услышать слова порицания, и даже удар мечом не стал бы неожиданностью, но Рацелус вложил клинок в ножны и лишь покачал головой.
— Калистарий жив, — сказал он. — Я вижу его. Хоть ты этого и не осознаешь, он, тем не менее, всё ещё в тебе. Кем бы ты сейчас ни являлся, ты по прежнему несёшь отголосок человека, которым ты когда-то был. — Он подошёл поближе и посмотрел Мефистону прямо в глаза. — Я не знаю, что с тобой произошло, и не понимаю, что означает это преображение. И я вижу, что ты озадачен не меньше моего. Но ты должен помнить, кем ты был, Калистарий.
Он окинул взглядом окружающий их пустырь и нахмурился.
— Я вижу что ты поднялся над Библиариумом, ты стал кем-то другим. Кем-то, кто на грани. Твоя душа и видима, и невидима одновременно. — Он указал рукой на путь, что проложил сквозь руины города Мефистон. — Какова бы ни была природа подобной силы, она должна быть привязана к чему-то человеческому. Ты должен помнить себя.
Холодная, отрезвляющая правда была в этих словах.
— Я буду помнить, — сказал он.
Сомнение всё ещё присутствовало на лице Рацелуса, и Мефистон крепко сжал его ладонь.
— Я клянусь.
Несколько долгих мгновений Рацелус пристально смотрел на Мефистона, словно намереваясь заглянуть в глубины его души, пока, наконец, сомнения не покинули его, сменившись проблеском чего-то иного: надежды.
И он крепко стиснул руку Мефистона в ответ.
— Я верю тебе.

Иллюстрацию, которая была нарисована для обложки романа, можно скачать здесь: «Мефистон: Крестовый поход призраков», иллюстрация, также как и обои для рабочего стола.

Leave a reply:

Your email address will not be published.

Site Footer